ЛУИС КАРТЬЕ – LOUIS-FRANCOIS CARTIER – CARTIER. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ БРЕНДА.


      Нет, наверное, на земле человека, который бы не знал, что означают эти изящно переплетенные буквы С. Марка всемирно известной фирмы, отпраздновавшей недавно свой полуторавековой юбилей, воспринимается даже не как знак качества, а как некие магические письмена. Cartier — законодатель мировой моды, высший арбитр изящного вкуса. Cartier — это революция в дизайне, особое направление в ювелирном искусстве. 

      Началось все в 1819 году, когда в семье скромного хозяина мастерской, выпускавшей рожки для пороха, родился мальчик — Луи-Франсуа Картье. Ребенок довольно рано проявил способности к изобразительному искусству, и отец отдал его в ученики к парижскому ювелиру Адольфу Пикару. Мама Луи-Франсуа была против. Она считала, что порох более надежная с точки зрения маркетинга вещь, чем золото. Порох нужен всегда и всем, а золото — только королям, и то в ограниченном количестве. В 1847 году молодой художник Картье выкупил у своего учителя мастерскую и решил работать только по частным заказам. Дела шли таким образом, что уже через шесть лет Луи-Франсуа открыл в Париже новую мастерскую на улице Нев-де-Пети-Шан, неподалеку от Биржи и Пале-Рояля… 

      Во Франции было немало хороших ювелиров, но именно Луи-Франсуа Картье выпала счастливая звезда. Не прошло и двух недель после открытия лавочки, как туда заглянула изящная, сильно напудренная и хорошо пахнущая дама. Она долго рассматривала золотые безделицы, закатывала глазки, вздыхала — и наконец купила три брошки. Это был успех! Он только потом узнал, что дама была графиней Ньеверкерк, супругой суперинтенданта по изящным искусствам при дворе Наполеона III и ближайшей подругой принцессы Матильды, племянницы Наполеона Бонапарта, а по мужу княгини Демидовой. 

      За три года графиня Ньеверкерк, княгиня Демидова и еще одна их приятельница — императрица Евгения, супруга Наполеона III, — приобрели у Луи-Франсуа Картье в общей сложности около ста пятидесяти изделий и были вполне счастливы этим обстоятельством. Они рекомендовали открытого ими ювелира всем своим друзьям и знакомым. И они не боялись увидеть такую же, как у себя, брошь на груди у подруги или соперницы: Луи-Франсуа Картье не халтурил. Он творил, и он не повторялся. Слава Картье (и состояние) росли, как на дрожжах. 

страница: 1 2 3 4

оцени Отрицательный голосПоложительный голос
Загрузка ... Загрузка ...


метки: , , , , , ,
раздел: Мода | 16.03.14 | просмотров 4,442 | leave a response | trackback |

Оставить Комментарий

You must be logged in to post a comment.

Rambler's Top100